25.05.2020

Волонтеры фонда: Роман Узбеков

Одна из главных целей фонда Бориса Немцова  создание международного сообщества людей, которые разделяют идеи о важности свободы слова, недопустимости политических репрессий и любых случаев нарушений прав человека. Прямо сейчас в этом сообществе находятся сотни человек со всего мира: это журналисты, адвокаты, исследователи, преподаватели, переводчики, активисты, научные деятели. Важнейшую роль в создании сообщества играют волонтеры фонда. Именно благодаря им наши видео-материалы становятся доступны в текстовом формате, а тексты можно прочитать сразу на нескольких языках. Наши волонтеры занимаются очень многим. Сегодня мы знакомимся с Романом Узбековым, который помогает нам с переводом текстов на немецкий язык.

О себе 

Я родился и вырос в Перми. В 22 года во время учебы на юридическом факультете Пермского государственного университета я решил уехать из Перми в Германию. Собрал документы и вещи в польскую сумку и поехал по программе “Добровольный социальный год”. У меня не было чётких перспектив, но я хотел продолжать учиться.

В Германии можно учиться бесплатно и единственное условие – знать немецкий язык. Поэтому если ты из обычной семьи, то Германия – одна из немногих стран, куда можно приехать и поступить.

Причина эмиграции? 

Я начал думать об эмиграции лет с 15-16. Это была тинейджерская мысль, базировалась она на материализме. Но потом мысль эта развивалась и причин было много, начиная с того, что в регионах отсутствует система социальных лифтов. К тому же это был 2012 год и наш Путин снова стал президентом. И как-то все сошлось. 

Как выучить немецкий язык?

Было два главных фактора. Во-первых, я приехал довольно молодым, в 22 года. А второй момент – я был обязан его выучить. Мотивация – это такая палка, которой погоняют крупный рогатый скот. У меня был год, чтобы выучить немецкий.

Параллельно с работой в клинике я ходил на вечерние курсы. Но курсы дали мне не так много по сравнению с каждодневным общением в больнице с врачами, с медсёстрами, которые не делают никаких скидок на то, что ты живешь в Германии всего несколько месяцев, и говорят тебе: «Принеси такой-то ИВЛ». И ты должен понимать. Так шло learning by doing. 

Какое образование ты получил в Германии? 

Я сначала поступил в колледж довузовской подготовки в городе Галле. У меня не было уровня C1 немецкого и поэтому я не мог учиться в ВУЗе. После года в колледже я поступил в Бременский университет на European Studies. Раз в семестр платишь очень маленькие взносы, они даже ниже российских. Около 300 евро за семестр. Они варьируются в зависимости от земли.

Если хочешь куда-то переезжать, нужно планировать, что первая интеграция займет 5-7 лет.

Первая работа в Германии

Летом перед началом семестра я устроился на 2 месяца работать на завод Mercedes в Бремене. Тебе дают молоток, какую-то гайку и говорят, что у тебя на каждую машину 51 секунда. Крупные компании в Германии на лето берут студентов, причём платят довольно-таки неплохие деньги. На тот момент это было 1800 евро чистыми в месяц плюс всякие надбавки. 

Работа в фонде Кёрбера

Сейчас я в Фонде Кёрбера, это большая организация, у нас в штате около 200 сотрудников. У Фонда много программ, много проектов в разных сферах. Отдел, где я работаю, занимается поддержкой научных кадров через премии. Мы поддерживаем немецких молодых ученых, которые недавно получили PhD. Премии выдают по трем научным направлениям, за первое место – 25.000 евро; за второе и третье – по 5.000 евро. 

Другой знаменитый проект – Премия Кёрбера, одна из главных европейских научных премий, размером в миллион евро. Она присуждается ученым, которые работают в Европе. 

И еще один проект, где я помогаю – это конференция ВУЗовских ректоров, которая проходит каждые два года. В Гамбург (где находится штаб-квартира Фонда Кёрбера, прим.ред.) слетаются ректоры со всего мира.

Разница между Германией и Россией? 

Отсутствие государства в твоей повседневной жизни. Ты его почти не чувствуешь. Только когда нужно продлить визу. 

Как молодые немцы относятся к России? 

Тема России сейчас отошла на задний план. Ещё 5 лет назад ты приходил в бар и был рок-звездой, когда говорил, что приехал из России. Тебе задавали вопросы, а ты мог строить из себя Владимира Гельмана.

Сейчас я общаюсь по работе с людьми, у которых есть опыт жизни заграницей. Это не те ребята, что были на конвейере в Mercedes. На конвейере был полный набор стереотипов: Путин, алкоголь, красивые женщины, милитаризм. Терпеть это сложно.

Но у более образованных людей такого нет. За все время работы в Фонде мне ни разу не приходилось за что-то оправдываться или отвечать на банальные вопросы. Относятся с любопытством и с пониманием. Хотя одна коллега сказала как-то, что на севере России едят собак. 

Как ты узнал о Фонде Немцова? 

Само собой случилось. Я мониторю фейсбук. А если читаешь российские качественные СМИ, то рано или поздно услышишь про Фонд. Я подписан на вашу страницу в фейсбуке. 

Почему ты решил помогать Фонду Немцова? 

Фонд написал в фейсбуке, что ищет волонтёров. И я понял, что могу переводить для вас (на немецкий язык, прим.ред.). Хочется что-то делать, помогать, и делать то, что умеешь. Не просто писать комменты в фейсбуке и лайкать посты. Я поддерживаю то, что делает Фонд, и те ценности, которые вы продвигаете. И у меня есть время, чтобы этим заниматься.