21.01.2018

Расследование убийства Бориса Немцова: краткая справка от Вадима Прохорова

Прошло почти три года со дня убийства Бориса Немцова. Адвокат семьи Бориса Немцова Вадим Прохоров – о том, как проходило следствие и чем закончился суд, а также о дальнейшем плане действий по привлечению к ответственности всех виновных в убийстве.

Сразу после убийства Бориса Немцова Следственным комитетом РФ было возбуждено уголовное дело по пунктам «ж» и «з» ч. 2 ст. 105 Уголовного кодекса РФ «Убийство» (совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом). Расследование проводило Главное следственное управление Следственного комитета РФ.

Дочь Бориса Немцова Жанна Немцова признана потерпевшей по данному делу. Представителями Жанны Немцовой в качестве потерпевшей по уголовному делу как на стадии предварительного расследования, так и на стадии последующего судебного разбирательства являются адвокаты Вадим Прохоров и Ольга Михайлова.

Уже на стадии предварительного расследования представителями Жанны Немцовой был заявлен целый ряд ходатайств следствию.

Неоднократно заявлялось требование переквалификации данного дела со ст. 105 УК РФ «Убийство» на ст. 277 УК РФ «Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля» (предусмотренное наказание по которой – до пожизненного заключения). Следствие ответило отказом в переквалификации, отказ был обжалован адвокатами в суды – как первой, так и апелляционной инстанций. Однако суды поддержали позицию следствия.

До начала судебного следствия в Московском окружном военном суде в ходе предварительного слушания представители потерпевшей стороны также заявили ходатайство о необходимости возвращения уголовного дела прокурору в связи с необходимостью переквалификации на ст. 277 УК РФ. При рассмотрении данного ходатайства 25 июля 2016 г. прокурор Антипов, представляющий сторону обвинения, публично заявил: «Мы не можем позволить, чтобы убийства разного рода оппозиционеров квалифицировались как посягательство на жизнь государственных и общественных деятелей!» И это красочно демонстрирует отсутствие политической мотивации расследовать данное преступление в соответствии с буквой и духом закона.

Позднее Московский окружной военный суд и Верховный Суд РФ также отказали стороне потерпевших в возвращении уголовного дела прокурору для переквалификации.  

При этом мотив убийства Бориса Немцова до сих пор официально не установлен.

В ходе предварительного расследования адвокатами Жанны Немцовой также заявлены многочисленные ходатайства о проведении следственных действий и допросе ряда лиц – в частности, Руслана Геремеева, братьев Адама и Алибека Делимхановых, Рамзана Кадырова, главы Росгвардии генерала Виктора Золотова и целого ряда других лиц. В подавляющем большинстве случаев следствие отказало в удовлетворении заявленных ходатайств. Суды, куда данные отказы следствия были обжалованы в установленном порядке, поддержали позицию следствия.

В ходе предварительного расследования адвокатами был предпринят ряд мер для истребования видеозаписей момента убийства с камер видеонаблюдения с Большого Москворецкого моста. Однако правоохранительные органы (в частности, Федеральная служба охраны) ответили, что не располагают этими видеозаписями.

При ознакомлении с материалами уголовного дела по окончании предварительного следствия – перед передачей дела на рассмотрение в суд – адвокатами было заявлено ходатайство о возобновлении следствия по данному делу. В данном ходатайстве от следователей требовали установить реальный мотив убийства Бориса Немцова, установить организаторов убийства, предъявить обвинения Руслану Геремееву и его племяннику Артуру Геремееву.

Адвокаты также полагали, что установлены далеко не все исполнители данного убийства. Вследствие чего требовали допросить целый ряд лиц – Шамхана Тазабаева, Асланбека Хатаева и других.

Также адвокаты повторно потребовали допросить и провести следственные действия в отношении предполагаемых организаторов и заказчиков – генерала Виктора Золотова, Рамзана Кадырова и ряда лиц из его ближайшего окружения: братьев Делимхановых, члена Совета Федерации Сулеймана Геремеева и ряда других.

Во всех указанных ходатайствах было отказано.

 

С конца июля 2016 г. по 10 октября 2017 г. длилась судебная стадия разбирательства по данному делу.  В самом начале данной стадии адвокатами потерпевшей было заявлено ходатайство о возвращении дела прокурору для переквалификации действий подсудимых на ст. 277 УК РФ. Суд отказал в удовлетворении данного ходатайства.

После этого сторона потерпевшей Жанны Немцовой сделала заявление в суде о неполноте расследования:

  • в связи с отказом в переквалификации обвинения,
  • в связи с отказом допросить ряд должностных лиц и провести в их отношении следственные действия;
  • в связи с неустановлением мотива убийства Бориса Немцова;
  • а также в связи с тем, что Федеральная служба охраны отказалась предоставлять следствию видеозапись момента убийства с многочисленных видеокамер, находящихся на мосту – из официального ответа данной спецслужбы следовало, что она якобы не располагает там видеокамерами, во что сложно поверить.

Все вышеизложенное еще до начала судебного разбирательства привело к нарушению прав потерпевших на доступ к правосудию и свидетельствует о ненадлежащем расследовании убийства лидера российской оппозиции. Данное заявление по требованию представителей Жанны Немцовой приобщено к материалам дела.

Основная стадия судебного разбирательства в Московском окружном военном суде с участием присяжных заседателей длилась с октября 2016 г. по 13 июля 2017 г.. Проведено более 80 судебных заседаний, допрошены десятки свидетелей, материалы дела составили более 95 томов.

Стороне потерпевших суд отказал в допросе целого ряда свидетелей, включая Рамзана Кадырова и лиц из его ближайшего окружения. Суд также отказал в допросе ряда соратников Бориса Немцова (в частности, многолетней помощницы Бориса Немцова и нынешнего исполнительного директора Фонда Бориса Немцова Ольги Шориной). Суд отказал в обеспечении принудительной явки на допрос в качестве свидетелей Руслана и Артура Геремеевых. Суд отказал в вызове на допрос директора Росгвардии Виктора Золотова, в чьем подчинении находились подсудимый Заур Дадаев и его непосредственный начальник Руслан Геремеев (Виктор Золотов – бывший многолетний начальник охраны Путина и близкое к нему лицо, одновременно близкий друг Рамзана Кадырова).

Ряд вопросов свидетелям, преимущественно направленных на установление организаторов и заказчиков преступления, снимался председательствующим судьей Юрием Житниковым. Кроме того, судья предупреждал каждого свидетеля, допрашиваемого перед присяжными, что он не должен давать никаких показаний относительно политической деятельности Бориса Немцова.

Вышеизложенное ставит под сомнение беспристрастность и независимость суда – вследствие чего 30 мая 2017 г. представителями Жанны Немцовой было сделано заявление об отводе председательствующему судье Юрию Житникову. Данное заявление также было отклонено.

29 июня 2017 г. коллегия присяжных вынесла вердикт о виновности всех пятерых подсудимых. Приговором от 13 июля 2017 г. они были осуждены к длительным срокам заключения – от 11 до 20 лет.

При этом сторона потерпевшей сомневается в доказанности вины по крайней мере одного из подсудимых – Хамзата Бахаева. Веских доказательств его вины обвинением представлено не было, о чем адвокатами и было заявлено в прениях перед присяжными, а также в суде апелляционной инстанции.

Стороной потерпевшей Жанны Немцовой была подана апелляционная жалоба на данный приговор в Верховный Суд России с требованием его отмены – по причине неправильной квалификации обвинения. Однако 10 октября 2017 г. Верховный Суд России отклонил апелляцию потерпевшей – как и апелляционные жалобы подсудимых.

 

Сторона потерпевшей полагает, что в ходе предварительного расследования и последующего судебного разбирательства:

 

  • неправильно квалифицированы действия обвиняемых,
  • не установлен официально мотив убийства,
  • к уголовной ответственности привлечена лишь часть исполнителей,
  • не доказана вина одного из подсудимых – Хамзата Бахаева,
  • никто из организаторов и заказчиков по сей день официально не установлен и не понес наказания.

 

 

При этом проблема с очевидностью заключается не в том, что невозможно или трудно установить лиц, в отношении которых необходимо провести следственные действия. Сторона потерпевшей указывает этих лиц в своих многочисленных ходатайствах. Проблема в том, что следственные органы не намерены предпринимать никаких усилий в этом направлении – следует полагать, что таково пожелание российских властей.

В настоящее время закончилось судебное разбирательство лишь в отношении лиц, привлеченных по данному делу к уголовной ответственности в качестве исполнителей убийства Бориса Немцова.

Однако в январе 2016 г. Следственный комитет России выделил из основного («материнского») дела отдельное уголовное дело в отношении Руслана Мухудинова и «иных неустановленных организаторов убийства». Там пока фигурирует лишь имя водителя Руслана Мухудинова (водителя Руслана Геремеева), чье местонахождение следователям также, по их утверждению, неизвестно.

Но стороне потерпевшей неизвестно, чтобы по данному выделенному уголовному делу следователи предпринимали какие-либо реальные действия.

Представители Жанны Немцовой продолжают работу в рамках выделенного уголовного дела – в ближайшее время будет подан целый ряд процессуальных ходатайств, на которые следствию придется реагировать.

27 августа 2015 г. (в пределах 6-месячного срока с момента убийства) представителями Жанны Немцовой, адвокатами Ольгой Михайловой и Вадимом Прохоровым, подана соответствующая жалоба в Европейский Суд по правам человека в Страсбурге. Данная жалоба зарегистрирована Европейским Судом. В ближайшие месяцы жалоба будет дополнена с учетом развития ситуации по расследованию уголовного дела.

К сожалению, набор возможных легальных механизмов международного давления на российские власти с целью заставить предпринять шаги по раскрытию убийства Бориса Немцова ограничен. Но такие механизмы все же есть.

Прежде всего существуют некоторые возможности в рамках существующих международных организаций, членом которых является Россия: ОБСЕ, ПАСЕ и т.д.

В частности, еще в январе 2016 г. более 60-ти депутатов ПАСЕ из разных стран и фракций поддержали инициативу шведского парламентария Керстин Лундгрен (Kerstin Lundgren) о начале процедуры подготовки специального доклада в рамках ПАСЕ, посвященного расследованию убийства Бориса Немцова. Но в течение более чем года данный проект тормозился в аппарате тогдашнего председателя ПАСЕ г-на Педро Аграмунта. В марте 2017 г. ПАСЕ все-таки удалось запустить механизм подготовки указанного доклада. В мае 2017 г. докладчиком назначен известный европейский и литовский парламентарий Эмануэлис Зингерис (Emanuelis Zingeris).

11 октября 2017 г. в Комитете ПАСЕ по правовым вопросам и правам человека в Страсбурге прошли первые слушания в рамках подготовки доклада по расследованию убийства Бориса Немцова – с активным участием Эмануэлиса Зингериса, Жанны Немцовой, Владимира Кара-Мурзы-старшего, адвокатов Вадима Прохорова и Ольги Михайловой. Следует полагать, что предстоит еще целый ряд слушаний в рамках подготовки данного доклада в ПАСЕ.

 

Подробнее о ходе расследования и судебных заседаниях: 

Все новости по теме расследования, в том числе, 81 текстовая трансляция судебных заседаний – на сайте “Медиазоны”.