14.06.2017

Премия Бориса Немцова 2017: выступление Сергея Давидиса

Сергей Давидис представлял на церемонии лауреата премии — Ильдара Дадина.


Фото: Павел Елизаров

Уважаемые дамы и господа, добрый день!

К сожалению, Ильдар Дадин, заслуженно получивший Премию Бориса Немцова в этом году, не смог получить загранпаспорт, приехать сегодня в Бонн и лично выступить в этом зале.

Мое выступление ни в коей мере не может заменить выступление самого Ильдара, тем не менее, в сложившихся обстоятельствах он попросил меня как представителя Правозащитного Центра «Мемориал» выступить на сегодняшней церемонии.

По просьбе Ильдара я посвящу большую часть своего выступления не ему самому, а российским политзаключенным.

ПЦ «Мемориал» уже много лет занимается поддержкой российских политзаключенных и прилагает усилия для того, чтобы привлечь к ним внимание и российского общества, и мирового сообщества. Мы ведем списки современных российских политзаключенных, на сегодняшний день в них в общей сложности 123 человека. И это только те люди, по делам которых мы смогли собрать документы и подробно аргументировать нашу позицию о незаконности и политическом характере лишения свободы. Фактическое количество политзаключенных России со всей очевидностью в 2-3 раза больше.

Политзаключенными оказываются представители самых разных групп:

Активисты гражданского общества и оппозиционные активисты, такие как один из лидеров протестного движения 2011-2012-го годов Сергей Удальцов, защитник жилищных прав из Ставрополья Иван Барыляк, московский активист Сергей Резников, боровшийся за проведение референдума Кирилл Барабаш, защищавший экологические права Сергей Никифоров из Хабаровского края;

Люди, позволившие себя выразить в интернете несогласие с политикой Кремля, такие как выступивший против оккупации Крыма татарский активист Рафис Кашапов, осудивший военную операцию В Сирии тюменский блогер Алексей Кунгуров, также осудивший аннексию Крыма Андрей Бубеев из Тверской области, выступавшая против агрессии в отношении Украины краснодарская активистка Дарья Полюдова, призвавший к выходу на публичную акцию протеста Виталий Шишкин;

Люди, реализовывашие свое право на свободу мирных собраний, в частности, ставшие жертвами «Болотного дела», такие как Иван Непомнящих, Дмитрий Ишевский, Максим Панфилов, и нового «дела 26 марта», такие как Юрий Кулий, Александр Шпаков и другие. Накануне 12 июня с очевидной целью запугать общество были задержаны Дмитрий Борисов и Алексей Политиков. Очевидно, что эта группа пополнится новыми узниками после событий 12 июня;

Граждане Украины, такие как осужденные по нелепому обвинению в участии в чеченской войне Николай Карпюк и Станислав Клых, осужденный за несуществующий разбой Сергей Литвинов, осужденные за участие в киевском Майдана Александр Костенко и Андрей Коломиец;

Крымские татары и другие жители оккупированного Крыма, такие как зампред Меджлиса крымскотатарского народа Ахтем Чийгоз, более 2 лет находящийся под стражей за организацию митинга в Симферополе еще до оккупации Крыма, Руслан Зейтуллаев, приговор которому был заменен с 7 лет на 12, преследуемый только за то, что он является крымским татарином и мусульманином, Олег Сенцов и Александр Кольченко, вывешивавший на своем доме в оккупированном Крыму украинский флаг Николай Балух;

Десятки мирных мусульман безосновательно обвиненных в терроризме и экстремизме, такие как мусульманские правозащитники из Башкирии Рустем Латыпов Ленар Вахитов, дагестанский активист Хирмагомед Магомедов;

Вовсе случайные люди, по разным причинам ставшие заложниками государственной политики, отсутствовавший на Болотной площади 6 мая 2012 года Дмитрий Бученков, заложник за своего брата Олег Навальный, поддерживавший на своем компьютере выходную точку сети TOR Дмитрий Богатов, жертвы шпиономании из Сочи, осужденные за смс-сообщения Аник Кесян и Инга Тутисани, отправивший резюме в Швецию Геннадий Кравцов и другие.

Я упомянул только небольшую часть политзаключенных, специально выбрав и всем известных и практически неизвестных, чтобы обозначить объем проблемы.

Преследование этих людей осуществляется с использованием десятков статей уголовного кодекса, вовсе не только политических. Мотивы преследования тоже весьма разнообразны: это и прекращение активной деятельности людей, запугивание общества в целом на примере десятков показательно брошенных за решетку, подтверждение уголовными делами тезисов казенной пропаганды, а то и просто стремление сотрудников репрессивных органов на местах поскорее получить очередные звезды на погонах и повышение по службе.

При всех этих различиях важно общее: незаконное лишение свободы по политическим мотивам не просто является наиболее вопиющим нарушением прав конкретных людей, ставших его жертвами, но и имеет огромную опасность для общества в целом. Более того, политические репрессии внутри страны являются необходимым условием и опорой агрессивной внешней политики путинского режима.

Поэтому поддержка политзаключенных, солидарность с ними важны не только для самих узников, но и для всех нас. И важный урок дела Ильдара Дадина в том, что эти солидарность и поддержка могут давать результат. Это касается и вынужденного оправдания Ильдара судом, и прекращение под давлением общественного возмущения наиболее вопиющего нарушения его прав в колонии.

Разумеется, эта победа была бы невозможной, если бы не удивительные личное мужество и стойкость Дадина, его упорство в борьбе не только за свои, но и за чужие права, за право в целом. Даже пытки не заставили его смириться и, более того, его твердая позиция привлекла внимания к нечеловеческим условиям в российских колониях, запустила кампанию борьбы против пыток в местах лишения свободы.
И выйдя из колонии, Ильдар продолжает это борьбу, снова выходит на акции протеста, снова непримиримо отстаивает от посягательств права человека и, в частности, право на свободу собраний. Он уже снова подвергался незаконным задержаниям, но его это не останавливает.

Но победа Дадина, конечно, не просто в том, что невиновный человек вышел на свободу, не только в том, что общество увидело достойный подражания образец гражданского мужества и редкий пример успеха в борьбе с машиной государственных репрессий. Благодаря последовательности и стойкости Ильдара Дадина, проявленным им на следствии, в суде, и в течение долгих 14 месяцев незаконного заключения, российской власти пришлось отступить, ограничить решением КС возможности применения антиправовой статьи 212.1 УК РФ, наказывающей за неоднократные нарушения на публичных мероприятиях.

Хотел бы закончить словами Ильдара Дадина, обращенными к собравшимся здесь сегодня:
«Я считал и считаю, что главное это быть всегда и везде человеком. Вся остальная моя деятельность это всего лишь следствие этого определяющего для меня принципа жизни. Чем дольше я живу, тем тверже я убеждаюсь в верности и правильности этого принципа.
Я благодарен всем, кто голосовал за меня. Для меня честь — быть лауреатом премии Бориса Немцова».

Награда Ильдару Дадину это, в первую очередь, заслуженная награда ему самому, но в моральном смысле это и награда всем тем, кто боролся за его свободу, поддерживал его.

Пример Ильдара Дадина, так же, как пример Бориса Немцова вдохновляет сегодня тысячи людей, вышедших на улицы российских городов в борьбе за свободу, демократию и права человека в России.